Аксубаево
  • Рус Тат
  • Ахат Насртдинов из Аксубаевского района погиб, выводя машину из зоны огня

    Насртдинов Ахат Габдуллович, рядовой, водитель, родился 4 июля 1968 года в селе Новое Ибрайкино, работал в колхозе "Усяр". Призывался в Вооруженные силы в октябре 1986 года Комсомольским РВК г. Набережные Челны. В республике Афганистан с июля 1987. Совершил более 60 рейсов по доставке ГСМ в боевые части и подразделения. 16.06.1988 г. в ходе очередного рейса по маршруту Кабул – Баграм колонна топливозаправщиков была обстреляна. Проявив высокие профессиональные навыки, Ахат вывел автомобиль из зоны огня, но сам геройски погиб. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

    В эти несколько казенных слов из автобиографии погибшего 19-летнего Ахата уместилась вся его жизнь. Жителям села о герое-земляке напоминает табличка на доме, где живут родители и брат с семьей, мемориал с захороненной под ним капсулой с землей, привезенный с места гибели сына земли новоибрайкинской и памятник на деревенском кладбище. 

    И только родители и родные, друзья-однополчане, спустя три десятилетия помнят Ахата живым, веселым и беззаботным парнем, который строил планы, читал стихи и мечтал о городской квартире для родителей. 

    Все мы родом из детства

    В семье Мадины Нургалеевны и Габдуллы Шафигулловича Насртдиновых было четверо детей – две мальчика и две девочки. Ахат был вторым ребенком в семье, старшим сыном. 

    – Как все мальчишки был, подвижный, шустрый, – вспоминают родители. – После школы поехал учиться на сварщика в Набережные Челны, там его приписали к городскому военкомату и направили еще и на курсы военных водителей от ДОСААФ. И призывался он из Челнов. Конечно, и дома организовали вечер для друзей, а забирали его из города. В то время и дочка там училась, все вместе в военкомат провожали. 

    На фото, что показывает братишка Ахата, Самат, пятеро неразлучных деревенских ребят, в обнимку, плечом к плечу, на втором он с одноклассниками, на третьем уже с войны - возмужавший вдруг, на фоне машины.

    –У нас шесть лет разница в возрасте, – говорит Самат. – Рядом с ним всегда были друзья, он был душой компании. Конечно, брат был для меня примером – работал в школьные каникулы помощником комбайнера, учил меня играть в футбол и помогать родителям по хозяйству. И в письмах писал, чтобы я родителей слушался… 

    Когда в дом Насртдиновых летели солдатские письма – это было праздником для всей семьи, их читали все вместе за обеденным столом и каждый по отдельности, они начинались почти все, как одно: «Привет вам из солнечного Афганистана». В них не было ни слово о войне, об опасных горных ущельях, засадах, боевых операциях и гибели товарищей. Летом сын писал, что на чужбине – жарко, как на раскаленной сковородке, а что январь там – самый дождливый и холодный месяц, что скучает по деревенской зиме, домашней еде, беспокоился о сестрах и братишке. 

    Друзья встретились в Афганистане

    В Афганистан вместе с Ахатом попали служить еще двое его одноклассников – Фарид Нургатин и Ильгам Сулейманов. Живым вернулся только Фарид. 
    Он частый гость в доме Насртдиновых. Поэтому как мы приехали, Самат сразу же набрал номер друга брата. Не прошло и десяти минут, как Фарид появился на пороге. 

    – Мы жили напротив, с пеленок были, как говорят, не разлей вода, родители часто вспоминают, как малышами катали друг друга на санках. Ахат был очень справедливым, душой компании, в клуб вместе ходили. Не думал, что в Афганистане нам придется увидеться в последний раз. Из писем друзей и родителей я узнал, что он служит в автобатальоне. Мы стояли у кишлака Хайратон и вдруг однажды приезжает на заправку очередная автоколонна. И до того знакомый силуэт одного из водителей… он тоже меня заметил… Фарид, кричит… счастье от этой встречи не передать словами… , – едва сдерживая эмоции, вспоминает Фарид.

    Ахат приезжал на заправку каждые две недели, командиры были понимающие, Фарид отпрашивался, и пока машина друга ждала очереди на заправку – друзья сидели в кабине и не могли наговориться, вспоминая деревню, делились новостями, что пришли в письмах из дома и мечтали о встрече в Новом Ибрайкине. Две недели до каждой последующей встречи казались вечностью. 

    Фарид заметался, не увидев в условленный день в колонне машину Ахата, побежал навстречу к водителям с мыслью, что наверное, друг заболел. Но ребята рассказали, что Ахат геройски погиб – попал под обстрел на дороге Кабул-Баграм, вывел машину из под огня, прикрываля товарищей. Надеялся, что ошибка произошла, но вскоре пришло письмо от матери: Ахат погиб… 

    Их сплотила война

    Общее горе, что принесла Афганская война, объединила тысячи матерей и отцов погибших на выжженной солнцем земле ребят, друзей-однополчан, которые и спустя 30 лет помнят своих товарищей, приезжают на их могилы и стали родными в их семьях. 

    Челнинец Азат Ахметханов стал пятым ребенком в семье Насртдиновых. С погибшим сыном Ахатом их свела война. 

    – Я попал в 59-ю отдельную бригаду материального обеспечения,– вспоминает Азат. – 25 «КАМАЗов» развозили горюче-смазочные материалы для боевых машин. Ездить приходилось в невыносимых климатических условиях, ведь там очень жарко: было 60 градусов выше нуля. К счастью, у нас были толковые командиры, не помню случаев с «дедовщиной» или других ЧП. Помню день трагедии с Ахатом – это случилось в пяти километрах от Баграма, его «КамАЗ» перевернулся на ходу, – снайперская пуля сразила его прямо в сердце. Ахата довезли до медсанчасти, но спасти не удалось. 

    Азат попросил перевести в свою автоколонну Ахата, когда узнал, что служит рядом. Он тоже призывался из Челнов и ребята познакомились еще на водительских курсах в автошколе, потом свиделись на «учебке» под Термезом. Друзья часто спали в одной кабине, разговаривали на родном, татарском языке и понимали друг друга с полуслова. За сто дней до приказа о «дембеле» они вновь встретились. 

    – Была ночь, мне хотелось спать. Но Ахат, как будто что-то чувствовал, говорил без умолка: о нашем скором возвращении домой, о предстоящих свадьбах, где будем свидетелями друг у друга. А еще читал стихи на татарском языке из сборника, который постоянно возил с собой. После его гибели его машину обыскал, но книгу не нашел – видно, сгорела…, – вспоминает Азат. 

    Через 25 лет после вывода советских войск из Афганистана он снова вернулся туда, чтобы вспомнить дороги войны, почтить память о товарище и привез землю с места гибели Ахата на его родину в Новое Ибрайкино. А еще афганку и макет той самой боевой машины друга. 

    Чтобы помнили

    В доме Насртдиновых на почетном месте – уголок памяти Ахата, племянница Энже сделала альбом с посвященными дяде стихами друзей и родных, газетными вырезками, фото, дисками с фильмами со встречи боевых друзей и снятый об Афганской войне. А еще фото – юбилеев и встреч друзей, свадеб их детей. Как говорит Мадина апа, каждый из автобатальона Ахата для их семьи, как родной и был бы жив сын, он бы радовался за каждого друга-однополчанина. Поэтому с боевыми фото – фотографии нынешней мирной жизни.  Рядом с солдатским фото Ахата недавно появилось еще одно солдатское, племянника Салавата, который, как и все мужчины в семье, призвался отдать долг Отечеству. 

    Но самое дорогое – письма Мадина Нургелеевна бережно хранит в сундуке, в перевязанном платком узелке, на самом дне. И так же бережно передает их нам, смахивая слезы. Фарид берет в руки одно из них и замирает: «От них и сегодня запах Афганистана…». 

    16 июня 1987 года горе постучалось в дом Насртдиновых известием о гибели сына и брата, в скорбном безмолвии замерло село на четыре долгих дня, пока доставили тело Ахата на родину. И еще ни один день омывалось село слезами каждого его жителя, когда похоронили его 19-летнего сына. 
    А в Афганистане по погибшему другу скорбили однополчане. 

    – После смерти Ахата мы – четверо его друзей, написали письмо-клятву, что ежегодно будем приезжать на могилу друга и навещать его родителей и остаемся верны ей, – говорит Азат Ахметханов. 

    Друзья никогда не теряли связи друг с другом и более того, разыскали по интернету своих сослуживцев, проживающих в разных уголках бывшего Советского Союза. И теперь приезжают на могилу Ахата и к его родителям ежегодно всем боевым братством. Они решили увековечить память Ахата и его односельчан в граните, установив летом 2017 года плиты с именами на каждом доме погибшего новоибрайкинца. 

    Летом однополчане решили встретиться в Казани – на встречу приехали боевые товарищи из городов и районов, республики Узбекистан, Таджикистан, Казахстан. 

    Спустя 30 лет Мадиныа Нургалеевна и Габдулла Шафигуллович  впервые встретились с боевым командиром сына – Олегом Дегтяревым, на руках у которого умер Ахат. До своего 20-летия он  не дожил ровно 20 дней… Друзья-однополчане приурочили свой приезд в Новое Ибрайкина на пятидесятилетие Ахата.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: