Аксубаево
  • Рус Тат
  • Воспоминания ветерана войны Соловьевой Надежды

    Лишения, холод, голод, раны, опасность на каждом углу – через все прошла Надежда Андреевна.

    Соловьева Надежда Андреевна (Козлова) родилась 29 апреля в 1924 г. В год начала войны она училась в 8-ом классе Аксубаевской средней школы (сейчас восьмилетняя школы). До войны училась в Кривозёрской средней школе, очень увлекалась спортом, активно участвовала в обучении стариков (тогда называли ликвидация безграмотности ЛИКБЕЗ).

    Жизнь до войны была очень насыщенной и радостной – в летнее время работа в колхозе, соревнования кто больше раз привезёт снопов, за это бригадир колхоза ещё добавочно писал один трудодень, так же очень нравилось работать летом до уборки на прополке хлебов от сорняков.

    Далее воспоминания Надежды Соловьевой:

    "В день начала войны 22 июня 1941 года помню, было, воскресенье и сообщили, что началась война с Германией. Конечно, были потрясены все люди. Как я помню начали массовые призывы в армию, очень было тревожно, не описать. Мы собирали комсомольские собрания, поручения: встречать эвакуированных, проводить подписку на займы, собирали тёплые вещи, сами вязали вечерами носки и варежки для посылки воинам, сражавшимся на фронтах, забот для молодёжи было много.

    Когда враг подступал к Волгограду (Сталинграду) был организован трудовой фронт, где рыли окопы Ульяновскому побережью Волги в Дрожжановском районе. Мы знали, что это ответственный участок работы. Была создана комсомольская бригада. 1941 год был очень холодный, доходило до 50 градусов холода, но мы выполнили задание по рытью окопов и блиндажей. Тогда уже окрепли, к трудностям привыкли, знали, что без нашей помощи не обойтись, потому что остались только дети и старики, и мы подрастающая молодёжь. Мы уже привыкли к холоду и голоду, но нас поддерживал дух, это за наших отцов и братьев.

    По болезни была комиссована домой. Через два дня в апреле 1942 года была назначена бригадиром, хотя сильно болела (воспаление голени). Я не могла отказаться, я молодая девушка заменила ушедшего на фронт бригадира, обратно трудная работа, колхозу нужно скот сохранить. А на душе тяжесть войны не покидала, так же через нашу деревню шли обозы с допризывниками, отъезжали на фронт. Но тогда молодёжь не знала усталости, а дома нет никого только я старше всех, а ещё сестра и два братика маленькие, мать уже в преклонных годах, и вот начались трудные года и дома, но ещё была корова, пили молоко.

    Меня мобилизовали и направили в г. Бугульму, где был сосредоточен пункт сбора. После г. Бугульмы нас отправили в г. Казань. Первая остановка Кировский район, льнокомбинат. После формирования полков я вошла в 1874 зенитно-артиллерийский полк, меня зачислили радистом при взводе управления полка, после послали на подготовку связиста-телеграфиста. Потом была зачислена во взвод связи телеграф-телефон. В августе приняли присягу, это было торжественно и тяжело одновременно. Нас обмундировали, и мы уже считались настоящими солдатами, хотя самим было недостаточно питания, тоска по дому, но приняли шефство над дет. домом в г. Казани и госпиталем раненых.

    Вечерами ходили выгружать с баржи раненых, очень тревожно было слушать речи. Некоторые говорили сестричка помоги, дочка помоги, но мы не боялись зная, что присяга принята, как могли помогали, то гладили голову, руки, по просьбе приносили с собой кипячёную воду, оставляли пайки хлеба, отдавали порции махорки.

    20 августа 1943 года ночью наши зенитки были погружены на платформы, установили связь, и мы уже приобрели военное положение. Мы уже знали свои боевые места при воздушной тревоге, а тогда наш полк имел очень большое значение, двигались к защите г. Киева. Разгрузили наш эшелон на Курской дуге. Цель нашего полка не дать врагу сосредоточиться по бомбёжке цели. С этим справились наши девушки отлично, были целыми сутками на воздушной тревоге, спали в командных пунктах за аппаратами командования. При первой бомбёжке на Курской дуге было сбито 3 самолёта вражеских. ... Вражеские разведчики развешали зажигательные фонари и уже город горел, но бомбы не попадали в цель, а цель была разрушить железную дорогу. У зениток девушки, заряжающие и наводчицы, а снаряды тяжёлые, но с этим мы справились. Свою боевую задачу я выполнила, хотя связь с дивизионом была повреждена, 2 раза выходила на устранение порыва В эту ночь было сбито 6 самолётов. Так продолжалось три дня, город не узнать, люди остались без крова. Вместе с населением обходили, оказывали первую помощь, отправляли в госпиталь солдат. Но путь был невредим, эшелоны шли с оружием и бойцами к своей цели. В эти бессонные ночи наш полк был награждён и много бойцов и офицеров нашего полка, и я была награждена медалью «За отвагу» и получила нагрудный значок «Отличный разведчик». В этом бою много товарищей погибли, фамилии уже забыла. В Бахмаче очень много было концлагерей, конечно мы их посетили. Читали надписи замученных бойцов «За нас отомстите» и много других, и подписи еле заметно, неразборчиво. Встречались и с мирным населением, нам говорили, что этот лагерь вывезли за 2 дня до нашего прихода. Через несколько месяцев закончили со всеми. Руками предателей были раскопки замученных мирных жителей. Была не уничтожена немцами, сделанная из железа душегубка, в которой сжигали живьём людей или мучили. В саду, где находился наш штаб, была сделана братская могила, был дан салют погибшим и замученным. Я в этом участвовала.

    Люди уходили из дома в поисках куска хлеба, а также на боевые дела. Немцы всё население подозревало в связях с партизанами, а партизанское движение там было очень распространено. 96 человек были замучены и зарыты как попало. При раскопках сильно было потрясено население, когда узнавали своих отцов, детей, девушек и матерей, это тяжёлое впечатление не описать. Узнавали по цвету волос, по сохранившейся одежде. Пионеры узнали свою пионервожатую по клочку сохранившегося платья, красного в горошек. Это никогда не забуду, как подействовало на меня, когда кричали дети «Вот наша пионервожатая!». А сколько склонились жён, матерей, детей над телами своих родных. Сделали братскую могилу, по желанию жителей присутствовал священник. Конечно, хоронили не в гробах, а клали на чистую солому. Все плакали. Похоронили с почестями, погибшие это заслужили.

     При расстреле мирного населения люди ещё живые, но их уже зарыли. Можете себе представить – земля двигалась (по рассказам партизан и мирного населения).

    В оккупированных районах много детей остались без крова. Мы отдавали продукты питания одного дня всех солдат нашего полка детям. А нам самим было недостаточно одного сухаря и половины супа. Охота было есть, летом ели траву, зимой себя успокаивали песнями и легко переносили. Дети вначале боялись шинелей, были напуганы врагами. Первое посещение помню, как сейчас, только добрались, после сильной ночной бомбёжки, дети сильно кричали, кто чего, некоторые понимали, которые понимали, кричали «Отдайте нашу маму!», «Вы её взяли я видел!». Мы уговаривали, что мы свои, мы вам принесли поесть. Дети отказывались, мы есть не хотим, мы от врагов не брали. После долгой работы воспитателей дети стали ждать нашего прихода, пели песни нам. И главное просили освободить маму, папу, других членов семьи. Эти дети никогда не забудут, какие ужасы может принести война.

    В сентябре снова наш полк шёл вперёд, на заданиях пули свистят сверх голов, страшно было, забывали, что мы голодные, холодные, сапоги рваные, портянки примерзали к сапогам, но несли службу наравне с мужчинами. Я несла службу связист-телеграфист-телефонист. Выходила на связь при бомбёжках и ходила на устранение обрывов проводов, дело своё выполняла. Вначале была ст. связистом звание ефрейтор затем мл. сержант. Служила в том же взводе, жили в землянках в тяжёлых условиях войны. В свободную минуту пели песни. А ребята сочиняли о нас мужественных девушках стихи. Помню несколько слов из стихов Ивана Кравцова мл. лейтенанта, погиб при выполнении боевого задания разоблачения власовцев.

    Потом была Румыния, стояли там не долго, около трёх недель. В январе 1945 года шли по сёлам Чехословакии и в начале апреля сосредоточились в г. Сухо. Немцы только что покинули город и много неприятностей оставили после себя. Взяли много пленных немцев, обстановка войны улучшалась. Немцы уходя отравили воду в колодце.

    Несла боевое дежурство на телеграфе, но связь держали одним местным подразделением. Вдруг 8 мая 1945 года в 9 часов вечера из местного подразделения звонит замполит и спрашивает «Волга» приказ получен или нет о Дне Победы? Мы ещё не получили. И в 3 часа ночи 9 мая 1945 года прозвучали позывные из Москвы и нашего полка. Полк был в полной боевой готовности. Этого дня ждали. Я сама лично не могла спокойно отнестись к вести об этом дне. Мы пели, плясали, кричали «Ура!!!», своё счастье и счастье народа не могу описать на этом листе бумаги.

    Утро 9 мая 1945 года было торжество всего полка. Через три дня после Дня Победы мы тронулись в Польшу в г. Бельцы, где закончили свой боевой путь. Я обучила на своё боевое место 3-х молодых солдат. Приказ о демобилизации был дан только 25 августа 1945 года. Мы возвращались. Пошел наш нелёгкий мирный жизненный путь. Я должна была остаться во Львове, но родные есть родные. Я продолжила трудовой путь на родине. На работе также поощрялась за свой труд. Выполняла большую общественную работу по линии партии. У меня жизнь прошла недаром, есть что рассказать своим детям. Работала бухгалтером в РайПО".

     

    Фото: из семейного альбома.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: