Аксубаево
  • Рус Тат
  • На фронте - с первого до последнего дня войны

    Ранней весной 1940 года группу парней из района призвали в ряды Красной Армии. Среди них был и выпускник Аксубаевского педучилища Башкиров Семён Денисович, уроженец деревни Новые Киязлы. С 19 апреля 1940 года он был курсантом учебной батареи 197 артиллерийского полка 87 стрелковой дивизии, которая дислоцировалась в г. Владимир-Волынск, что в 6 километрах от западной границы.

    В июне 1941 года, за несколько дней до начала войны, вспоминал Семён Денисович, они замечали за рекой Западный Буг движение больших колонн пехоты, мотоциклов, артиллерийских орудий – это немецкие войска скапливались по ту сторону реки к нашей границе. Да и немецкие самолёты буквально ежедневно нарушали нашу воздушную границу, а вести огонь по ним и сбивать не было приказа.

    НАЧАЛО ВОЙНЫ

    22 июня 1941 года в 3 часа 20 минут на казарму обрушился артиллерийско-миномётный огонь немецких фашистов. К 4 часам утра части были переброшены на линию границы и заняли боевые позиции вдоль Западного Буга. Немцы вели из всех своих огневых средств интенсивный огонь, стоял сплошной гул, кругом взрывы снарядов, мин, авиация ближнего действия в продолжение двух часов «утюжила» нашу пограничную заставу.

    - До выступления В.М.Молотова по радио наша артиллерия не открывала огонь, так как на это не было приказа сверху. С 22 июня по 25 июня мы отражали многочисленные попытки немцев переправиться на наш берег, ведь граница проходила по реке Западный Буг – именно эта водная преграда помогла нам удержать натиск немецких войск на несколько суток. Только 25 июня, в 5 часов утра, немцы смогли форсировать реку, воспользовавшись тем, что на некоторых участках не осталось ни одного защитника границы. Большинство бойцов были убиты.

    Немцы справа и слева от позиции прорвали нашу оборону и устремились вперёд, а мы оказались у них в тылу. Тогда поступил приказ отходить к Владимир-Волынску. Мы мелкими группами по два-три человека стали пробираться на Восток. Но город был уже занят немцами. Мой напарник, ушедший вечером на поиски хлеба, так и не вернулся. Месяц я пробирался к своим, передвигаясь по ночам, а днём прятался в балках и кустарниках – местное население относилось к нашему брату не очень доброжелательно, ведь это была Западная Украина.

    НЕ ПОВЕРИЛИ...

    Когда вышел к своим, то довольно долгое время проходил проверку в органах госбезопасности. Я думаю, эту процедуру многие знают. Потом прошёл переформирование, воевал под Сталинградом, был ранен, прошёл госпитальное лечение, опять переформирование – и снова на фронт. И снова долгие дороги войны – до самой победы в 1945г. … Июль 1943 года. Мне пришлось участвовать в одном из крупнейших сражений Второй мировой войны – Курской битве.

    В нём я участвовал помощником командира взвода связи мотострелкового полка. В первый день боёв на Орловско-Курском направлении немцы бросили пять пехотных и три танковых дивизии. Враг ввёл одновременно до 500 танков. Среди них «тигры» и «пантеры», САУ «фердинанды», а на Белгородско-Курском направлении – пять танковых и одну моторизованную дивизии.

    Трудно было поверить, что перед такой мощной стальной лавиной устоит чтото живое. Небо почернело от дыма и пыли, глаза слезились от едких газов снарядов и мин, закладывало уши от грохота орудий и миномётов, лязга гусениц танков, но наши солдаты дрались с беспримерным мужеством. 7 июля я получил слепое осколочное ранение в грудь. Осколок был в 4 сантиметрах от сердца, чтобы извлечь его, надо было удалить два ребра но я не согласился. Часто после войны этот осколок давал о себе знать, он временами то удалялся, то приближался к сердцу, и боль то усиливалась, то ослабевала.

    После трёхмесячного лечения в госпитале я принял участие в форсировании Днепра. Вместе с пехотой занял плацдарм на западном берегу и поддерживал связь с командованием до подхода основных сил. Здесь получил орден Красной Звезды и опять был ранен, правда, легко.

    "ЗА ОТВАГУ" – ЗА НЕМЕЦКОГО ОФИЦЕРА

    Затем были бои в Молдавии, занятие с боем монастыря, который был в 7 километрах от г. Яссы. С этого монастыря местность просматривалась на 10-15 км, и немецкий офицер оттуда корректировал огонь своих артиллеристов. За уничтожение офицера мне вручили медаль «За отвагу». Затем были боевые действия в Венгрии. Немцы предприняли контрнаступление, осколком снаряда был разбит мой телефонный аппарат.

    Я взял у убитого солдата противотанковое ружьё, и мы с командиром роты подбили 4 немецких танка. Нас в живых осталось не более 10 человек из роты. Комроты наградили орденом Отечественной войны 1-й степени, меня – орденом Славы 3-й степени. Когда мы с боями вошли на территорию Чехословакии, крупная немецкая группировка из Австрии ринулась выручать свои войска, окружённые в Будапеште. Нас перебросили в Венгрию. Корабли Дунайской флотилии переправили нас на правый берег Дуная.

    На катере, переправившем нас, как я впоследствии узнал, главстаршиной служил мой двоюродный брат, Ратников Никонор. Поскольку это было ночью, мы друг друга не узнали. Здесь мы заняли оборону, а с рассветом перешли в наступление к озеру Балатон. Здесь я получил вторую медаль «За отвагу». Войну закончил под Прагой, где мы встретились с американскими войсками. Получил награды «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение Праги», «За победу над Германией».

    ПОСЛЕ ПОБЕДЫ

    В июне 1945 г. нас перебросили в Монголию. Принимал участие в освобождении Манчжурии, Северной Кореи. Награждён медалью «За победу над Японией». Войну закончил в звании гвардии старшего сержанта. Приехал домой, вхожу в избу, а за столом сидят мои братья, отец, мать, гости. Я будто попал с корабля на бал. Старший брат Никифор, с 1915 года, был призван в армию ещё до Финской войны, участвовал в Финской кампании, только демобилизовался, а тут – новая война.

    Защищал столицу – Москву, воевал на Калининском фронте, освобождал Ленинградскую область, Прибалтику, Польшу. Войну закончил под Кенигсбергом. Второй брат, Николай, с 1924 г., младший лейтенант, побывал во многих фронтовых переделках, был тяжело ранен, демобилизован. Работал в Аксубаевском РВК, затем в ОВД р.п. Аксубаево, переведён в г. Нижнекамск, служил в Нижнекамском ГОВД.

    Младший брат, Владимир, служил подводником на Чёрном море. В Средиземном море «Малютка» подцепила немецкую мину, мой брат был контужен и демобилизован. Вот так мы, четыре брата, честно и добросовестно, не прячась за чужие спины, выполняли свой священный долг перед Родиной и народом. Молодому поколению есть с кого брать пример, есть, у кого учиться, кому подражать.

    Фото из архива семьи Башкировых.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: